Все налоги России — онлайн! Подробнее »
Центр бухгалтерского учета и налогового права Консультант | ЦБУиНП Консультант
Регистрация ООО Регистрация ИПБухгалтерские услугиЮридические услуги

Регистрация ООО

Регистрация ИП

Бухгалтерские услуги

Юридические услуги

 

red pointКонтакты Москва
red pointКонтакты Иркутск
red pointКонтакты Севастополь
red pointКонтакты Ахтубинск
  
blue point Основные услуги
 
blue point

О Нас

 
Налоговый адвокат
Специальное предложение — бухгалтерские услуги в Москве 3000 рублей

Публикации в прессе

За время существования Центра, специалисты компании неоднократно давали комментарии по тем или иным вопросам связанным со спецификой деятельности компании, комментарии законопроектов, обсуждаемых и актуальных законодательных актов.

С наиболее интересными из опубликованных в прессе комментариев ведущих специалистов Центра, можно ознакомиться в этом разделе нашего сайта.

Журнал "Белье и Колготки".

10.2009г. Статья: Если к Вам пришла налоговая инспекция.

Нажмите, чтобы получить - графическую копию страницы публикации

Журнал "Московский бухгалтер".

№ 24 2007 г. Условия признания долга безнадежным

Нажмите, чтобы получить - графическую копию страницы публикации

Вы можете ознакомиться с текстом статьи:

Инна Даньшина

При списании дебиторской задолженности организация-кредитор должна доказать безнадежность исполнения обязательств должника. Однако мнения фискальных органов и арбитражных судов в отношении обоснования признания долга нереальным к возмещению сильно разнятся.

Причины дозволенного

При исчислении налога на прибыль суммы безнадежных долгов приравниваются к внереализационным расходам (не связанным с производством и реализацией) в случае, если они не списаны за счет резерва по сомнительным долгам, а также в случае отсутствия такого резерва (подп. 2 п. 2 ст. 265 НК).

Согласно пункту 2 статьи 266 Налогового кодекса, безнадежными долгами признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым, в соответствии с гражданским законодательством, обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации. Следует отметить, что перечень оснований, по которым можно признать долг нереальным к взысканию, является закрытым (письмо Минфина от 6 февраля 2007 г. № 03-03-07/2).

На практике причинами признания долга безнадежным часто являются истечение срока исковой давности и ликвидация организации.

Срок истек

Согласно официальной позиции, для признания долга безнадежным в связи с истечением срока исковой давности достаточно истечения такого срока. А это значит, что организации-кредитору необязательно принимать меры по взысканию этой задолженности. Так, Минфин в письме от 30 сентября 2005 г. № 03-03-04/2/68 поясняет: «Налоговым кодексом не установлено, что признание долга безнадежным в связи с истечением срока исковой давности производится при условии принятия всех мер по урегулированию задолженности».

Арбитражные суды Московского округа также солидарны в своих решениях с мнением финансового ведомства: «Налоговое законодательство в качестве условия признания долга безнадежным не указывает предъявление иска в суд» (постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2007 г. № КА-А40/1765-07). Аналогичные выводы содержат постановления ФАС Московского округа от 19 марта 2007 г. № КА-А40/1765-07, от 17 сентября 2006 г. № КА-А40/7292-06, от 4 апреля 2006 г. № КА-А40/2276-06-2, от 21 ноября 2005 г. № КА-А40/11239-05.

Для подтверждения факта отсутствия погашения долга на момент его списания нужно иметь акты выверки задолженности с дебиторами, акты инвентаризации дебиторской задолженности на конец отчетного (налогового) периода, приказ руководителя о списании дебиторской задолженности в качестве безнадежного долга (письмо УФНС по г. Москве от 13 декабря 2006 г. № 20-12/109630).

Должник-банкрот

Безнадежными долгами признается задолженность, по которой обязательство прекращено вследствие ликвидации организации (п. 2 ст. 266 НК). При этом нереальные к взысканию суммы списываются в составе внереализационных расходов с даты исключения налогоплательщика-должника из ЕГРЮЛ (письмо Минфина от 6 февраля 2007 г. № 03-03-07/2).

Но достаточно ли записи в ЕГРЮЛ о ликвидации организации, чтобы можно было уверенно включить в состав внереализационных расходов суммы задолженности? В отношении предприятий, проходящих процедуру банкротства, у официальных органов и судов сложилась другая точка зрения.

По высказанному в более ранних письмах мнению Минфина (от 28 января 2005 г. № 07-05-06/28, от 21 апреля 2006 г. № 03-03-04/1/380), если налогоплательщик включен в реестр кредиторов организации, признанной банкротом, задолженность этой организации до завершения конкурсного производства не может быть признана безнадежной (независимо от истечения срока исковой давности). Ведь исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ может быть обжаловано кредиторами (иными лицами, чьи права и законные интересы были затронуты) в течение года, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав (см. также письмо Минфина от 27 июля 2005 г. № 03-01-10/6-347).

Суды приходят к выводу об обоснованности списания организацией дебиторской задолженности на основании извещения от конкурсного управляющего общества-должника о том, что задолженность признана и подлежит погашению в связи с недостаточностью имущества (постановление ФАС Московского округа от 30 октября 2006 г. № КА-А40/10602-06). Или же на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства в отношении должника-банкрота даже до внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ (постановление ФАС Московского округа от 23 марта 2007 г. № КА-А40/1194-07). Ведь признание долгов безнадежными на основании такого определения суда, а не на основании документа, подтверждающего ликвидацию должника, само по себе также соответствует пункту 2 статьи 266 Налогового кодекса.

Довериться приставу?

Фискальные органы неоднократно высказывались о том, что на основании акта судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания и постановления об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа нельзя включить во внереализационные расходы задолженность. При этом приводился следующий веский довод: после окончания исполнительного производства пристав-исполнитель не делает выводов о реальности или нереальности взыскания суммы дебиторской задолженности. Он лишь констатирует невозможность исполнения обязательства на данный момент времени (письмо УФНС по г.Москве от 2 августа 2005 г. № 20-12/54789, письмо Минфина от 3 октября 2005 г. № 03-03-04/1/242, письмо МНС от 15 сентября 2004 г. № 02-5-10/53). Но есть примеры судебных решений, подтверждающих «легитимность» иного подхода.

Так, суд указал, что при определении возможности включения дебиторской задолженности в состав внереализационных расходов необходимо принимать во внимание все положения пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса. В соответствии с этим пунктом во внереализационные расходы включаются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде. При этом перечень убытков, исходя из конструкции данной нормы, является открытым. Для целей исчисления налога на прибыль в качестве убытков могут быть учтены суммы, по которым утрачена легитимная возможность их взыскания. А акты о невозможности взыскания вынесены судебными приставами-исполнителями в связи с отсутствием информации о местонахождении должника, отсутствием на его балансе имущества либо денежных средств на счетах в банках. Они подтверждают нереальность возмещения таких сумм и, следовательно, могут служить основанием для списания дебиторской задолженности (постановление ФАС Московского округа от 23 марта 2007 г. № КА-А40/1194-07).

В другом деле суд, вынося решение в пользу налогоплательщика, также исходил из того, что определяющее значение при отнесении суммы задолженности к безнадежным долгам имеет реальность исполнения судебного акта. Кроме выданных судебным приставом-исполнителем актов о прекращении исполнительного производства в связи с отсутствием у должника средств на счетах в банке (и имущества на балансе), иные легитимные способы для взыскания образовавшихся сумм задолженности у заявителя отсутствовали. Хотя нельзя не учитывать, что при рассмотрении данного спора на руку налогоплательщику сыграло и то обстоятельство, что информация о должнике в ЕГРЮЛ отсутствовала вообще (постановление ФАС Московского округа от 18 апреля 2006 г. № КА-А40/2978-06).

Комментарий:

Ведущий эксперт Центра бухгалтерского учета и налогового права «Консультант» Вадим Куликов:

- Важным вопросом, на который нет однозначного ответа в судебной практике, является определение момента признания долга безнадежным. Согласно позиции Минфина (письмо от 20 июня 2005г. № 03-03-04/1/9) и УФНС по г.Москве (письмо от 21 августа 2006 г. № 20-12/74624), включение в состав внереализационных расходов безнадежных долгов производится в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были признаны безнадежными.

Однако судебная практика ФАС Московского округа не столь однородна. С одной стороны, судьи ссылаются на отсутствие в нормах Налогового кодекса указания на период, в котором необходимо списать задолженность. Следовательно, налогоплательщик вправе списать на внереализационные расходы убытки в виде безнадежных долгов в более поздних налоговых периодах при наличии первичных документов, подтверждающих нереальность взыскания. При этом списание производится на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации (постановление ФАС Московского округа от 13 декабря 2006 г. № КА-А40/12137-06).

В то же время в постановлении от 16 августа 2006 г. № КА-А40/7100-06-Б ФАС Московского округа пришел к выводу, что убытки в виде сумм безнадежных долгов включаются во внереализационные расходы именно в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они признаны безнадежными, то есть когда у налогоплательщика появилось право на списание. Приказ руководителя организации о списании дебиторской задолженности также должен издаваться руководителем в периоде, в котором появилось право на списание долга.


Журнал "Московский бухгалтер".

№ 18 2007 г. Критерии взаимозависимости

Нажмите, чтобы получить - графическую копию страницы публикации

Вы можете ознакомиться с текстом статьи:

Елена Камалова

Налоговые органы обращают пристальное внимание на сделки, стороны которых так или иначе подконтрольны друг другу. Однако суды считают, что наличие связи между фирмами далеко не всегда ставит под сомнение результат операции.

Кто кого контролирует

В постановлении Пленума ВАС от 12 октября 2006 г. № 53 взаимозависимость участников операции названа одним из оснований для признания налоговой выгоды необоснованной. Кроме того, если установлен факт подобной связи сторон, то инспекция вправе проверить правильность цен, применяемых по данной операции (п. 2 ст. 40 НК).

О том, в каких случаях участники сделки считаются взаимозависимыми, говорится в статье 20 Налогового кодекса. Фирмы являются таковыми, если одна из них участвует в другой и суммарная доля ее участия составляет более 20 процентов. Иногда связь между двумя организациями не прямая, а косвенная, через учредительство в цепочке других фирм. В этом случае, чтобы определить долю косвенного участия компании, нужно найти произведение долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой.

Кодекс также определяет критерии взаимозависимости для физических лиц. Это, во-первых, когда одно лицо подчиняется другому по должности. Подчинение может определяться, например, уставными документами, должностными инструкциями, различными положениями по организации. Во-вторых, взаимозависимыми считаются лица, состоящие в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого (п. 1 ст. 20 НК).

В налоговом законодательстве нет расшифровки определения «отношений родства и свойства». Значит, нужно применять разъяснения, содержащиеся в других отраслях законодательства (п. 1 ст. 11 НК). В соответствии с Семейным кодексом, близкими родственниками считаются родственники по прямой восходящей и нисходящей линии: родители и дети, дедушки, бабушки и внуки (ст. 14 СК). В отношениях свойства, согласно Семейному кодексу, находятся отчим (мачеха) с пасынком (падчерицей).

Что касается брачных отношений, то для целей применения статьи 20 Налогового кодекса учитывается только официально зарегистрированный брак. Нужно отметить, что вопрос о взаимозависимости физических лиц становится актуальным, если они выступают в гражданско-правовых отношениях, например как законные представители или учредители юридических лиц.

Когда молчит кодекс — решает суд

Суд может признать лица взаимозависимыми и по другим основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Налогового кодекса, если отношения между ними могут повлиять на результат сделки (п. 2 ст. 20 НК). Об этом говорится и в информационном письме Президиума ВАС от 17 марта 2003 г.

№ 71. В пункте 1 данного документа судьи указали, что факт взаимозависимости устанавливается с участием инспекции и компании в ходе рассмотрения дела, касающегося обоснованности вынесения решения о доначислении налога и пени.

Конституционный Суд в определении от 4 декабря 2003 г. № 441-О также отметил, что лица могут быть признаны взаимозависимыми в судебном порядке по основаниям, не перечисленным в пункте 1 статьи 20 Налогового кодекса, только при условии, что отношения между организациями могут повлиять на результат сделки. При этом сами основания должны быть предусмотрены другими правовыми актами.

Какие же основания упоминаются в других законах? Например, взаимозависимыми в целях налогообложения могут быть признаны «заинтересованные лица» (Закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»). Пункт 1 статьи 81 Закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и пункт 1 статьи 45 Закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» дают определение «заинтересованности в совершении сделки». Понятие «связанные между собой лица» содержит пункт 5 статьи 12 Закона от 8 декабря 2003 г. № 165-ФЗ «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров». Также существуют определения «аффилированное лицо» (ст. 4 Закона от 22 марта 1991 г. № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»), «дочернее» и «зависимое» общество (ст. 105, 106 ГК), «взаимосвязанные лица» (подп. 4 п. 2 ст. 19 Закона от 21 мая 1993 г. № 5003-1 «О таможенном тарифе»). При этом, по мнению судей, доказать, что отношения сторон сделки соответствуют этим определениям, должна инспекция (постановление ФАС Московского округа от 21 июня 2007 г. № КА-А40/5622-07).

ИФНС также обязана доказать, что взаимозависимые отношения между компаниями по основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 Налогового кодекса, повлияли на результаты сделок по реализации товаров и при этом фирмы действовали согласованно (постановление ФАС Московского округа от 1 июня 2006 г. № КА-А40/4566-06). Так, инспекторам удалось это сделать и выиграть дело, рассмотренное ФАС Московского округа 8 декабря 2005 г. № КА-А40/11827-05. В качестве доказательств был представлен договор о передаче полномочий исполнительного органа фирмы А управляющей организации — компании Б. Компания Б при этом являлась «дочкой» фирмы С, а фирма С имела долю 100-процентного участия в компании А.

Главное — результат

Если же у контролеров нет подтверждения, что связь фирм повлияла на результат операции, то суды не признают эти организации взаимозависимыми на основании пункта 2 статьи 20 Налогового кодекса. Подтверждением может служить дело, рассмотренное ФАС Московского округа 9 ноября 2006 г. № КА-А40/10961-06. В данном случае ИФНС установила, что в компаниях, принимающих участие в реализации товаров на экспорт, одни и те же учредители и генеральный директор. Но судьи решили, что этот факт не говорит о взаимозависимости, потому что он не входит в список обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 20 Налогового кодекса. По мнению арбитров, этот перечень является исчерпывающим.

Аналогичные выводы содержатся и в постановлении ФАС Московского округа от 15 августа 2006 г. № КА-А40/6733-06-п. В нем рассмотрена ситуация, когда ИФНС запросила сведения о порядке ценообразования на предприятии в отношении покупателей, в том числе фирмы-экспортера. Основанием для такого требования послужил тот факт, что, по мнению инспекции, поставщик и экспортер являются взаимозависимыми компаниями. Дело в том, что генеральный директор фирмы-экспортера одновременно являлся финансовым директором поставщика, а директор компании-поставщика — учредителем экспортера. Организация отказалась представить данную информацию. Суд поддержал фирму и не признал факт взаимозависимости, ссылаясь на то, что в пункте 1 статьи 20 Налогового кодекса нет прямого упоминания о такой связи между компаниями. В другом случае арбитры отклонили доводы инспекторов о подконтрольности двух фирм, в которых главным бухгалтером работал один и тот же человек (постановление ФАС Московского округа от 22 апреля 2004 г. № КА-А40/2911-04).

В общем, анализируя арбитражную практику, сложившуюся по данному вопросу, можно отметить следующую закономерность. Основным поводом признания лиц взаимозависимыми для судей является результат сделки, свидетельствующий о занижении налоговой базы.

Комментарий:

Ведущий эксперт Центра бухгалтерского учета и налогового права «Консультант» Вадим Куликов:

— В настоящее время Минфином подготовлен законопроект о трансфертном ценообразовании, который в случае утверждения внесет существенные изменения в правила контроля над сделками между взаимозависимыми лицами. В частности, планируется отмена статей 20 и 40 Налогового кодекса и появление двух новых — статьи 105.1 «Взаимозависимые лица» и 105.2 «Порядок определения доли участия одной организации в другой организации или физического лица в организации».

Хочется отметить два основных планируемых нововведения. Во-первых, будет расширен перечень лиц, которые по закону являются взаимозависимыми для целей налогообложения. Если сейчас, согласно статье 20 кодекса, их три, то в новом законопроекте упоминается семь таких лиц. Во-вторых, более детально будет регламентирован порядок определения доли непосредственного и (или) косвенного участия одной компании в другой и участия физического лица в организации. Что интересно, планируется установить право суда учитывать дополнительные обстоятельства (уточнять методы расчета) при определении этой доли.

Впрочем, ныне действующих базовых принципов, касающихся контроля по сделкам с участием взаимозависимых лиц, данный законопроект не отменяет. Как и раньше, главным критерием для признания лиц взаимозависимыми остается их возможность влиять на результаты сделки.

По-прежнему будут две группы оснований для признания лиц взаимозависимыми: по закону и по решению суда. Предполагается сохранить право суда признавать лица взаимозависимыми для целей налогообложения по иным основаниям с учетом вышеуказанного основного принципа.


Журнал "Московский бухгалтер".

№ 24 2007 г. Комментарий к Письму УФНС по г.Москве от 09.11.2007 № 19-11/106815 О ПОРЯДКЕ ПРИМЕНЕНИЯ НАЛОГОВЫХ ВЫЧЕТОВ ПО НДС

Комментарий:

Комментарий Эксперта-консультанта по вопросам налогообложения В.А. Сосунова

Нажмите, чтобы получить - графическую копию страницы публикации


Журнал "Московский бухгалтер".

№ 24- 2007 г. Комментарий к Письму УФНС по г.Москве от 02.11.2007г. № 09-14/105412 [О ПОРЯДКЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ УТОЧНЕННОЙ НАЛОГОВОЙ ДЕКЛАРАЦИИ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ]

Комментарий:

Комментарий Эксперта-консультанта по вопросам налогообложения В.А. Сосунова

Нажмите, чтобы получить - графическую копию страницы публикации



Нравится


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования
Рейтинг@Mail.ru